Рок-архив

Все о рок-музыке, рок-музыкантах, рок-группах

Архив русского рока

rock-arhiv-04

Майк Науменко, группа "Зоопарк" Ленинград 1984 г.

Волонтёры, решившие исход боя
…предыдущее.
Первые же, в основном, акустические концерты АКВАРИУМА в Москве привлекли к нему внимание большой и сплоченной группы студентов технических вузов, объединённых вокруг нескольких древних и уважаемых клубов при общежитиях. Собственно говоря, эти молодые люди не имели к року никакого отношения и больше тяготели к КСП. Там они заняли бы своё место, если бы в начале 80-х гг. эта организация не переживала разложения ещё более глубокого и основательного, чем московский хард-рок. И если их аристократические сверстники искали в Б. Гребенщикове отечественный аналог последних фирменных поветрий, то серьёзных физиков и химиков заинтересовала именно содержательная сторона творчества ленинградской группы.
Московские музыканты и стоящие за ними менеджеры отнеслись к нахлынувшему с НЕВЫ поветрию с достойным столицы пренебрежением. Вспоминаю, как в 1981 г. члены высокопрофессиональной синтез-группы СОЛЯРИС (с новым дорогим синтезатором, добытым в Звёздном городке, и довольно глупыми текстами на фоне этой небесной музыки) убеждали автора этих строк в том, что ЗООПАРК – просто команда уголовников, выдающих за рок-музыку свои блатные песни, чтобы заработать таким образом денег.
«Не умеют играть… поют всякую ерунду…» – вот типичное клише обвинений в адрес «новой волны».
Волей-неволей «новые люди» в Москве вынуждены были вырабатывать собственные принципы организации музыкальной жизни – как говорят, свою «систему».
И надо признать, что их изобретения оказались весьма эффективными. Во-первых, они полностью отказались от всякой коммерции при организации концертов. «Делать деньги» на этом было запрещено, и нарушители закона немедленно изгонялись из коллектива.
На чём же держался этот коллектив?
На принципе соучастия, согласно которому каждый, кто вносит какой-либо вклад в концертную деятельность, в звукозапись, вообще как-либо помогает музыкантом, становится членом никак формально не определяемой, но весьма реальной в своих проявлениях общности. Он приобретает права: посещать все «сейшена», бесплатно получать новые записи, влиять на составления программы. Весной 1983 года этот принцип был сформулирован в одном из рукописных рок-журналов таким примерно образом: «музыка, которую делают музыканты, – это не только их произведение. Так же, как творческим лицом, соавтором признаётся оператор ансамбля, так же им должен быть признан и устроитель, и организатор, и любой помощник».
В этой, отдающей даже каким-то маоизмом с его «коллективами писателей», концепции содержался, тем не менее, залог огромной жизнеспособности, продемонстрированной вскоре «новой волной». В самом деле, любители хард-рока тогда не составляли коллектива. Считалось, что с уплатой установленной суммы за билет все обязательства, связывающие их с группой и её менеджерами, заканчиваются, а если есть возможность пройти на концерт и не платя этой суммы (скажем, через окно), то это не более безнравственно, чем, например, проехать без билета в автобусе – вопрос не этики, а удачи. И если кто-то возле ДК спросит тебя, у кого и почём ты купил билеты, почему бы, собственно, ему не ответить?
В противоположность этой аморфной толпе «ньювейверы» создали общность, сплочённую и дисциплинированную настолько, насколько это вообще возможно для объединений, не имеющих структуры и иерархического соподчинения. Устранив из своих отношений элемент наживы («на своих ребятах не наживаются!»), они, конечно, не исключали вовсе из обихода денежных знаков, которые были нужны и для аренды аппаратуры, и для её перевозки, и на дорогу иногородним музыкантам. Но производимые ими калькуляции оказались сродни не концертной деятельности, как таковой (когда одни люди для других делают что-то за деньги), а кооперации. Например, отправляясь в байдарочный поход, все участники совместно закупают продукты и снаряжение, складываясь по N рублей М копеек – и никому не придёт в голову, если он хочет остаться членом коллектива, запустить лапу в эту общую кассу. Так же рассуждали и «ньювейверы»: «Мы все любим нашу музыку. Слушать её – наша потребность. Давайте же объединимся для удовлетворения этой потребности, кто может, принесёт гитару, кто может – магнитофон, все остальные сдадут деньги». И происходили удивительные явления: вот двери клуба, у дверей толпа, концерт по обычным, независящим от музыкантов бюрократическим обстоятельствам, отменяется (точнее запрещается) в последнюю минуту. «Пипл! – объявляют устроители – За вычетом того, что потрачено на перевозку аппарата, вы получите в ближайшие дни обратно по 1 рублю 37 копеек». Ни протеста, ни сомнений в честности произведённого расчёта – сотни людей спокойно расходятся по домам. Продолжение следует…

Автор: Fitil. Рубрика: Новости, Разное.

Ваш отзыв

Имя
Почта
Сайт
Сообщение